… и Свинку-Бурку


Так что же сегодня хотят почитать наши читатели?
Какие книги они ждут, какие авторы им интересны? Каждый день мы открываем для себя что-то новое, неизвестное и очень занятное.
На улице июнь месяц, но почему-то нам кажется, что сегодня в нашей библиотеке 1 апреля, потому, что такого количества курьезных случаев в один день у нас еще никогда не было. А началось все так…
Юная читательница, ученица 6 класса пришла взять книги на абонементе.
- Здравствуйте, я бы хотела взять книги: Драгунский «Денискины рассказы», Бианки «Рассказы». И, пожалуйста, «Свинку-Бурку»сказку для братика.
Решение коллектива библиотеки было единогласно, открыть рубрику в блоге «…и Свинку-бурку». Будем поднимать настроение себе и вам.
В этот же день у нас оказался список литературы для летнего чтения. Обидно и стыдно за себя, такого количества новых книг и новых авторов мы не знали. Может и вы в списке найдете для себя что-то новое. И конечно, захотите почитать давно забытые книги «на новый лад». Список прилагается.

«Пришла и говорю»
Того же дня вечером, придя домой рассказываю дочери-подростку  о прочитанном мной списке литературы  и как пример привожу последнего из списка автора: «Ты представляешь, что сейчас читают твои ровесники – братья Струкацкие», на что моя дочь, кстати, читающий человек, говорит: «Братья Струкацкие? Конечно, неправильно. Это же братья Стружацкие! Кстати, принеси мне книгу Стружацких.» Вот теперь и я не знаю смеяться или плакать.

Для описания следующего диалога между читателем и библиотекарем, произошедшего в стенах нашей библиотеки, нужно рассказать небольшую предысторию.
А предыстория такова. Наша коллега, ее зовут Ольга Ивановна (имя называю только по той причине, что из-за имени все и началось, т.к. когда-то в библиотеке работала Елена Ивановна, которая уже два года счастливо проводит время на заслуженном отдыхе – даче, т.е. пенсии), находясь на больничном листе, посещала физиопроцедуры в поликлинике. Там она и встретила  читателя, который тоже оказался в больничном заведении. Поздоровались, обменялись культурными словами и разошлись. Прошло время. Читатель, посещая библиотеку, решил поинтересоваться здоровьем «болезной», не называя при этом имени, а так по-свойски «Ивановна». И вот какой вышел диалог:
- Как там Ивановна? Выздоровела?
- А с чего вы взяли, что она болеет?
- Так я ее видел в поликлинике, на процедурах.
- А мы не знаем… Давно уже ее не видели.
- Как давно не видели, - недоумевает читатель.
- Она уже два года как на пенсии. (P.S. Ольга Ивановна еще только может грезить планами о пенсии, даче, цветочках).
- Какая  пенсия?  - делает большие удивленные глаза читатель. Видно, что он в этой жизни уже ничего не понимает. Кому-то пенсия в молодом, можно сказать, цветущем возрасте, а кому-то… так не повезло. - Какая пенсия?!
- Ну, может быть, подрабатывает где-то, -  неуверенно говорит библиотекарь.
- Что вы мне такое говорите, какая пенсия? -  возмущенно восклицает читатель.
- А вы о Елене Ивановне говорите? -  еще более неуверенно спрашивает библиотекарь, чувствуя, что воздух в библиотеке становится все более напряженный, и должен последовать взрыв негодования.
- Нееет!!! Об Ольге Ивановне!!!
Выдох. Напряжение спало.  Тишина. Видимо, каждый из них прокручивал в своей голове все сказанное ранее.

И тут наш читатель решил все-таки продолжить разговор, используя имя существительное с корнем «Иван». И вот, что из этого вышло.
Ня или ля
Диалог в библиотеке:
- Это же ночь Ивана Купалы 22 июня? В день, когда началась война?
- Нет, ночь Ивана Купалы – 6 июля.
- Ля?
- Да – ля.
- А-а-а, не совпадает. Война началась 22 июня.
- Да, ня.
- Какого дня?!! Война началась в 4 утра.
- Не дня, а ня! Июня!
- А-а-а.

Продолжение следует…

1 комментарий: